Американская поэзия интересные стихи

Американская поэзия

Стивен Крейн

He плачь, девушка, война ведь добрая.
Ну и что што любимый погиб
Не плач…Война добрая
нового найдеш..

Громкие, трескучие полковые барабаны;
Души, полные боевого задора,
Эти люди рождены, чтобы шагать строем и умирать;
ореол славы окружает их.
Велик Бог Войны, и владения его -
Поля, где лежат тысячи трупов.

Не плачь, малыш, война ведь добрая.
Если твой отец упал на желтый песок в окопе,
Разодрал на груди мундир и, задохнувшись, умер,
Не плачь.
Война добрая.

Эти люди рождены,
чтобы шагать строем и умирать.

Мать, чье сердце, словно на тонкой ниточке,
Подвешено к пышному белому савану сына,
Не плачь.
Война добрая.

***

В лохмотьях паруса, рев бури, свист и мгла…
Руль сломан, мачты треск, зловещий хрип насосов.
Вот вырвало канат последний у матросов.
Закат в крови померк, надежда умерла.
Трубит победу шторм! По водяным горам,
В кипящем хаосе, в дожде и вихре пены,
Как воин, рвущийся на вражеские стены,
Идет на судно смерть, и нет защиты нам.

Те падают без чувств, а те ломают руки,
Друзья прощаются в предчувствии разлуки.
Обняв свое дитя, молитвы шепчет мать.
Один на корабле к спасенью не стремится.
Он мыслит: счастлив тот, кому дано молиться,
Иль быть бесчувственным, иль друга обнимать!

Адам Мицкевич (перевод Вильгельм Левик)

***

стивен крейн

Если ты ищещь друга среди людей,
Помни: они расхваливают свои товары.
Если ты хочешь быть счастливым среди людей,
Помни: они расхваливают свои товары.
Если ты жаждешь жить для блага людей,
Помни: они расхваливают свои товары.
Если ты обрушиваешь проклятия на людей,
Помни: они расхваливают свои товары,
Расхваливают свои товары,
Расхваливают свои товары.
Если ты желаешь привлечь внимание людей,
Помоги или помешай им,
Когда они расхваливают свои товары.

***

лежали в гандоле гандоны
забытые парой влюбленных
в месяц их сладко медовый
и этот счастливый случай
стал главной первопричиной
что через девять месяцев
младенец родился крикливый

***

НЕГОДОВАНИЕ ХЭМПСТЕД

Зачем хотите вы сокрушить меня?
Ужель я так похож на Христа?
Вы бьетесь об меня,
Гигантские волны, загаженные мусором.

Я — последняя опора расколотого волнореза,
Но вам не сокрушить меня,
Хоть и захлестывает мою голову мутная пена,
Шипящая вашей ненавистью.

Вы накрываете меня, перекатываетесь чрез меня,
Я содрогаюсь под вашими ударами,
Но все же разрезаю вас пополам
И выпрямляюсь — мокрый, оборванный, оглушенный,
Однако живой и несломленный!

***

уильям блейк

МОШКА

Малютка мошка,
Ты так хрупка!
Тебя сгубила
Моя рука.

А чем не мошка
Я, человек?
Ведь ненамного
Мой дольше век.

Пою, танцую,
Кружусь, пока
Меня не сгубит
Судьбы рука.

Но если разум
Для нас — как свет,
И где нет мысли -
Там жизни нет,

То жить ли буду
Иль смерти ждать,
Счастливой мошкой
Хочу летать.

чарлз буковски

женщины не умеют любить
женщинам нужно просто к кому-нибдь
присосаться
– так что не переживай о своем разрыве с Сюзан
она найдет к кому присосаться.

***

Сандра великолепна в
вечерних нарядах
она способна сводить
с ума
что все эти блондинистые мускулистые тела
полные нули,
что они
а) сидят
б) стоят
в) пиздят
по ее команде.

***

в коротеньком платье небесного цвета.
свежая, веселая.
я наполняю ее стакан
пока она, задрав платье,

демонстрирует свои черные трусики.
– ну как, сексуально? – осведомляется она

***

симпатичная девица приближалась ко мне
в длинном облегающем платье
она заграбастала мои яйца
ее поцелуи душили меня

***

миниатюрная
шлюшка
носит серьги
и длинные облегающие
платья

***

Пьер Луи
Угрызения совести

Я не ответила ему –
Стыдливо покраснела.
От стука сердцу моему
Казалось тесным тело.

Потом твердила: нет и нет
На все его моленья,
И губ он не обрел ответ
И не разжал колени.

Потом прощенья он просил
И косы жег дыханьем…
Потом ушел. А я без сил,
И давит ночь молчаньем.

Одна. Струится звездный свет,
Вокруг земля пустая.
Глушу свой крик в густой траве
И кулаки кусаю.

***

В дни потрясений лишь сиянье звезд
Не позволяет небу развалиться.
Они — пиктографы в пять тысяч лет.
Они — глаза внимательные тех, кто не родился

Мы не боимся края небес,
Время летит стрелою.
Вновь я ложусь на курс к тебе,
Всею душою с тобою

***

ДУБУ
Если я тебя полюблю, —
То не как лиана ползучая,
Возомнив о себе по случаю
в вышине твоих веток;
Если я тебя полюблю, —
То не песенной страстью птицы,
Тенью кроны твоей успевшей прельститься.
И уж вовсе не так, как родник,
Утешные воды с прохладцей несущий
сквозь годы,
И уж вовсе не так, как скалистый пик,
Утверждавший себя как величье природы,
Но взамен он возьмет твой внушительный вид.
Если полюблю, то совсем —
как солнечный полдень,
как дождик, который весну удивит.
Но нет, мне и этого мало!
Я бы пушинкой над тобой летала
или рядом встала — почти близнец.
Корни твои глубоко в земле,
А листья просятся в облака.
Но если злой ветер издалека, —
пусть побоится биенья наших сердец

И никто-никто из людей
еще не разбирает наши слова.
Твои — из железа — ветки очень крепки,
они — как меч или — как нож,
они — как клевец боевой, их не трожь.
А мои цветы крупные, красные
похожи на вздохи разные
и на факельные огни.
Мы выстоим бури, зимы и грозы,
Мы выпьем на равных горчайшие росы,
ветра мед и радуги семицвет.
Мы навечно одни
И друг другу опора до конца наших лет.
Это и есть — величайшая в жизни любовь,
это я твердо знаю:
Любовь —
не только твой образ великий и имя,
но и место твое, та земля,
в которую дo смерти ты
корнями вцепился своими.

***

Эзра Паунд

Один скучный мужчина, тупеющий и чрезмерно привязанный к жене,
Один заурядный ум – с каждым годом одной мыслю меньшей.
О, вы терпеливы; я видел, как сидите вы
Часами там, где сделалась бы буря в других обстоятельствах.

Теперь вы платите. Да, в оплате вы щедры.
Вы – личность интересная

***

САД
Как моток свободного шелка, разбросанного по стене,
Она проходит у ограды дорожки в садах Кенсингтон,
И она умирает постепенно
от некоего вида амнезии эмоций.

И прямо вокруг там толпа
Грязных крепких неистребимых детей бедняков.
Они наследуют землю.

В ней конец рода.
Ее скука утонченна и чрезмерна.
Она хочет, чтоб кто-нибудь заговорил с ней,
И почти боится, что я
совершу это неблагоразумие.
Перевод Р. Пищалова

***

ДОГОВОР
С тобою заключаю договор, Уолт Уитмен –
Тебя достаточно я ненавидел.
К тебе идут как выросший ребенок,
Отец которого до глупости упрям;
Теперь достаточно для дружбы я подрос.
Ты новую сломил ветвь,
Теперь пришла пора резьбы.
Мы одной крови и корня –
Пусть между нами будут отношения.

***

Эзра Паунд

ITE
Идите, песни мои, ищите поклонения у молодых и нетерпеливых
Живите своей жизнью среди поклонников совершенства.
Всегда стойте в твердом софокловском свете
И с радостью принимайте от него раны.

***

ДРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
Old friends the most – W. B. Y.
I
Одному, возвращаясь спустя несколько лет.
У тебя все та же тщательно подобранная одежда,
Ты не участвовал в моих победах,
Вокруг тебя все тот же воздух снисхождения,
Смешанный с странным страхом
Того, что я сам, возможно, и пользовался ими.
Te Voila, mon Bourrienne, ты тоже станешь бессмертным.
II
Другому.
И с тобой мы тоже прощаемся,
Потому что ты, видимо, так и не понял,
Что твое отношение – полностью паразитическое;
В наши праздники ты не вносил ни
Остроумия, ни хорошего настроения, ни любезного отношения
последователя.
III
Но тебя, bos amic, мы оставим,
Потому что перед тобой мы в долгу:
Несмотря на твои явные недостатки
Ты когда-то нашел скромный дешевый ресторанчик.
Перевод Р. Пищалова

***

Walt Whitman
Уолт Уитмен
«ПРИСНИЛСЯ МНЕ ГОРОД…»
Приснился мне город, который нельзя одолеть, хотя бы
напали на него все страны вселенной,
Мне мнилось, что это был город Друзей, какого еще никогда
не бывало.
И превыше всего в этом городе крепкая ценилась любовь,
И каждый час она сказывалась в каждом поступке жителей
этого города,
В каждом их слове и взгляде.
Перевод К. Чуковского

***

Навряд ли с возрастом исправлюсь…
Живу легко, не дую в ус!
Ценю людей, которым нравлюсь!
Ценю их за хороший вкус!

***

О вкусах не спорят.
О вкусах грязно срутся,
унижая оппонента просто за то,
что он любит что-то другое.

***

ШПИНАТ (китайская поэзия)
Тебя, тебя, шпинат прекрасный
с картошкой мерзлой не храню
или с капустой там, не знаю, —
превыше их тебя ценю.
Тебе их самый вид несносен,
но мне вовеки не забыть,
как лепестки твои прозрачны
и тело тонко, точно нить.
Зачем же мы шпинат прекрасным
зовем? да разве это ложь?
Ты ничего мне не ответишь,
но явно мой вопрос поймешь.
Когда шпинат на кухне мою
сырой холодною водой,
простое сходство ощущаю
между шпинатом и собой.
Он так же беден, как природа,
и так же хрупок и раним,
и мы, людишки городские,
ничтожны по сравнению с ним.222
Едок беспечный не оценит
его скупую красоту.
Охапку листьев бирюзовых
на блюдо бережно кладу.
В них скрыта жизненная сила
Под оболочкою простой
И в каждой нежной жилке светит
Мне лучик солнца золотой

===
Йегуда Амихай

Иерусалим, место, где все помнят,
что забыли здесь что-то,
но не помнят, что именно.

Слезы здесь не смягчают
глаз. Они только полируют
жесткость лиц, как камень.

Будь со мной
в аэропортах и на вокзалах,
где прощание укутывают
в красивые слова,

И дверь моего дома будет открыта,
как гробница, из которой восстали.

***

Джеймс. Э.
Я тоже люблю просыпаться вместе с
тобой. Но еще я люблю быть вместе с
тобой в постели, и в лифтах,
и на роялях, и на бильярдных столах,
и на лодках, и на столах, и под душем,
и в ваннах, и на деревянных крестах
с наручниками, и в кроватях с балдахином
и красными атласными простынями, и в
лодочных сараях, и в детских спальнях.

***

Ты садист?
– Я – Доминант. – Его взгляд прожигает меня насквозь.
– Что это значит? – спрашиваю я тихо.
– Это значит, что ты добровольно признаешь мою власть над собой. Во всем.

Э. Л. Джеймс

***